Они говорят на иных языках

116В книге Джона Шерилла (John L. Sherrill) «Они говорят на иных языках» содержатся много ярких и сильных на мой взгляд историй и свидетельств, которые не оставляют равнодушными даже скептиков. С разрешения автора я привожу здесь некоторые из этих свидетельств.

Джон Шерилл исследовал историю пятидесятнического пробуждения в США, одним из основоположников которого был Чарльз Пархем. Одна из мирских газет опубликовала сообщение своего корреспондента о собраниях Пархема: «Вряд ли (писал корреспондент) за последние годы случалось что-либо, что так пробуждало бы интерес, вызывало бы толки и заинтересовывало лю­дей этой местности, как это сделали религиозные собрания, проводимые здесь преподобным Ч. Ф. Пархэмом. Почти три месяца прошло с тех пор, как этот человек, приехал в Галену, и за это время он исцелил более тысячи человек и обратил к Богу более 800… Люди, которые годами не могли ходить без костылей, поднимались с конечностями настолько выпрямленными, что могли отбросить в сторону свои костыли…. Здесь приверженцы этой проповеди переживают нечто, что они именуют «Пятидесятницей», что делает их способными говорить иностранными языками, — языками, с которыми они… были совершенно не знакомы. Это уже можно считать одной из замечательнейших особенностей этих собраний. На прошлой неделе посреди служения поднялась женщина и говорила в течение десяти минут, и никто из слушавших, очевидно, не понимал, о чем она говорит. Индеец, который в тот день приехал на служение из резервации Пони, заявил, что она говорила на языке его племени, и что он понял каждое слово в ее речи».

Существует множество задокументированных свидетельств такого рода. Следующую историю рассказал раввин по имени Яков Рабинович. Яков был раввин, сын раввина, внук раввина и так далее до семнадцатого поколения. Пришел момент, когда Яков начал убеждаться в истинности хрис­тианства, но при этом он чувствовал себя изменником столь долгой семейной традиции. Однажды он попал на богослужение пятидесятнической церкви: «Служение было типично пятидесятническим. Было пение, свидетельства, хлопание в ладоши и в заключение — проповедь. В конце своего обращения служитель пригласил тех из при­сутствующих, у кого есть личные затруднения, выйти впе­ред, чтобы собрание помолилось о них. Вдруг Якова охва­тило страстное желание сложить с себя бремя двойной жиз­ни, которое он так долго нес, разрешить это внутреннее противоречие раз и навсегда. Он вышел вперед и вместе с некоторыми другими преклонил колени. Когда проповедник спросил его, в чем его нужда, Яков молчал. «Хоро­шо», — сказал проповедник. — «Бог знает, каковы ваши нуж­ды лучше, чем вы сами». И обратившись к собранию, он попросил вознести за Якова молитву духом. Сразу же не­сколько человек встали с мест и вышли вперед, чтобы встать вокруг коленопреклоненного раввина. Кто-то стоял рядом, кто-то позади него; некоторые возложили руки ему на голову и плечи, другие просто склонили головы. Затем они начали молиться, заговорив все вместе, некоторые по-английски, некоторые на языках.

Неожиданно Яков поднял голову и оглянулся назад. Его щеки горели и были мокры от слез. «Это было прекрасно», — сказал он, — «Кто из вас еврей?» Никто не ответил. «Кто из вас знает меня? Простите, но я не узнал вас…» Никто по-прежнему не отвечал.  Теперь смолкла  вся церковь.  «Это  шло  вот  отсюда, из-за моей спины», — сказал Яков. «Как раз оттуда, где стоите вы (обратился он к одному из мужчин). Вы еврей?» «Я?» — муж­чина улыбнулся. — «Мое имя Джон Грувер. Я ирландец.»  «Это тот голос!  Это тот  голос!» — в возбуждении воскликнул рав­вин. — «Но вы…  вы говорите по-древнееврейски? «Ни  слова», — сказал Грувер. Яков встал. «Вот тут вы неправы», — сказал он. — «Потому что вы только что говорили по-древнееврейски…» Яков рассказал нам эту историю с глубоким чувством. «Мо­жете ли вы себе представить, чтобы этот громадный ирландец позади меня говорил на прекраснейшем древнееврейском языке, который я когда-либо слышал. Можете ли вы вообще представить себе, чтобы ирландец говорил по- древнееврейски? И как он мог знать имя моего отца? Никто в Техасе не знал моей семьи! Вот что он сказал: «Я видел видение», — по-древнееврейски сказал он это, на превосходном древнееврейском. — «Я видел видение, что ты отправишься в большие города, в густонаселен­ные места и там будешь проповедовать. И те, которые еще не слышали,  поймут тебя, ибо ты,  Яков,  сын рабби Иезекииля, пойдешь в полноте благословения Евангелия Иисуса Христа!» Осталось prayer_smallтолько добавить, что Яков Рабинович был послушен призыву свыше.

Продолжение в книге «Молитва на иных языках»

 

Об авторе Андрей

Пресвитер в церкви "Святой Троицы" г. Химки
Запись опубликована в рубрике Интересные публикации, Статьи с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *