Победа любви

Из книги Рихарда Вурмбрандта «Христос спускается с нами в тюремный ад»

“Моя жена, которая разделяет мою христианскую веру, тоже еврейка. Мы жили в Бухаресте, откуда не был депортирован ни один еврей. Но ее родители, один из ее братьев, три сестры и еще другие родственники, жившие в Буковине (районе Восточных Карпат) были отправлены в Приднестровье… Евреев, которых не уничтожили в конце этого путешествия, заставили просто голодать. Там умерла вся семья Сабины (жены Рихарда).

Я должен был передать ей эту новость. Когда она взяла себя в руки, то сказала: “я не хочу плакать. Ты имеешь право на веселую жену, Михай – на веселую мать, а наша община – на мужественного слугу”. Я не знаю, проливала ли она слезы тайком, но с этого дня я, во всяком случае, никогда не видел Сабину плачущей.

Через некоторое время наш владелец дома, добрый христианин, с сожалением рассказал мне об одном человеке, который жил у нас в доме во время военного отпуска. “Я знал его до войны, – сказал наш домовладелец, – но он полностью изменился. Он превратился в чудовище и с удовольствием хвастался, что добровольно представил себя в распоряжение Приднестровья для уничтожения евреев и сотни из них застрелил своими руками”.

Я был глубоко опечален и решил провести ночь в молитве… я пошел после ужина в квартиру нашего домовладельца, чтобы помолиться. Вытянувшись в кресле, там сидел человек огромного роста, хозяин назвал его имя: Борила. Итак, это был убийца евреев в Приднестровье… он рассказал нам о военных приключениях и о евреях, которых убил.

“Да – это история, возбуждающая страх, – сказал я. – Но я не беспокоюсь за евреев, Господь вознаградит их за их страдания. Напротив, с большим страхом я спрашиваю себя, что случится с их убийцами, когда однажды они предстанут перед судом Божьим”.

Наш хозяин предотвратил неприятную сцену. Он сказал, что мы оба – его гости и перевел разговор на нейтральную тему. Обнаружилось, что убийца был не только убийцей. Он оказался приятным собеседником, и, наконец, выяснилось, что у него была большая любовь к музыке. Он упомянул, что во время своей службы на Украине был просто очарован украинскими народными песнями. “Я бы хотел их еще раз послушать”, – сказал он. Я посмотрел на Борила и подумал про себя: “Рыбка попалась в мои сети!”

“Если бы вы хотели послушать некоторые из них, – сказал я ему, – тогда пойдемте ко мне. И хотя я – не пианист, но могу сыграть несколько украинских мелодий”.

Домовладелец, его жена, дочь и Борила пошли со мной. Моя жена уже была в постели. Она уже привыкла к тому, что ночами я часто играл на пианино, и не просыпалась. Я играл народные мелодии, способные вызвать глубокие чувства и переживания. Я видел, как глубоко был тронут Борила, думая о том, как юный Давид играл царю Саулу на арфе, в то время, когда царя мучил злой дух.

Я прервал свою игру и обратился к Борила: “Я должен сказать вам нечто очень важное”.

“Пожалуйста, говорите”, – сказал он.

– Если вы заглянете за эту занавеску, то сможете увидеть того, кто спит в другой комнате. Это моя жена Сабина. Ее родители, ее сестры и двенадцатилетний брат вместе с остальными членами семьи были убиты. Вы рассказывали мне, что убили сотни евреев недалеко от Голты. Семью моей жены доставили туда.

Я посмотрел ему прямо в глаза и добавил: “Вы сами не знаете, кого убили. Итак, мы можем предположить, что вы – убийца семьи моей жены”.

Он вскочил, его глаза пылали. Он выглядел так, будто хотел вцепиться мне в горло.

Я поднял свою руку и сказал: “Теперь давайте проведем эксперимент. Я разбужу свою жену и скажу ей, кто вы и что вы сделали. Я хочу сказать вам, что произойдет. Моя жена не сделает вам ни единого слова упрека. Она обнимет вас, как будто вы ее брат и приготовит вам ужин из всего самого лучшего, что есть в доме. И если моя жена, которая такой же грешный человек, как и все мы, может так простить и любить, тогда представьте себе, как может простить вас и любить Иисус, который Сам является совершенной любовью. Вернитесь к Нему, и вам простится все, что вы сделали”.

Борила был не без сердца. Внутри он мучился от вины и отчаяния. Он бросил в нас жестокие слова, как краб выбрасывает свои клешни. Но стоило только пальцем коснуться его слабых мест, как его сопротивление рухнуло. Музыка уже тронула его сердце, и вместо обвинения, которого он ждал, теперь звучали слова прощения. Его реакция была удивительной. Он вскочил и дернул двумя руками за воротник так, что разорвал свою рубашку. “О Боже, что мне делать, что мне только делать?” – воскликнул он. Он закрыл свою голову руками и громко всхлипывал, говорил, обращаясь во все стороны: “Я – убийца, я пропитан кровью, что мне только делать?” Слезы катились по его щекам.

Я воскликнул: “Во имя Господа Нашего Иисуса Христа приказываю бесу ненависти выйти из твоей души!”

Борила, дрожа, упал на колени, и мы начали громко молиться. Он не знал молитв. Он просто просил снова и снова о прощении и сказал, что надеется и знает, что оно будет дано ему. Долгое время мы вместе стояли на коленях. Потом поднялись и обнялись. Я сказал: “Я обещал тебе провести эксперимент. Я сдержу свое слово”.

Я пошел в другую комнату и застал свою жену все еще спящей. В то время она была очень слабой. Я осторожно разбудил ее и сказал: “Здесь находится один человек, с которым ты должна познакомиться. Мы думаем, что он убил твою семью, но он раскаялся и теперь он – наш брат”.

Она вышла в халате и протянула руки, чтобы обнять его. Потом они вдвоем начали плакать и снова целовать друг друга.

Я никогда не видел, чтобы новобрачные целовались с такой любовью, сердечностью и чистотой, как этот убийца и оставшаяся в живых одна из ее жертв. Потом, как я предсказал, Сабина направилась на кухню, чтобы принести что-то поесть.

Пока ее не было, мне в голову пришла мысль, что преступления Борила были такими ужасными, что была необходима еще одна лекция. Я пошел в другую комнату и вернулся назад с моим, тогда еще двухлетним сыном, Михаем. Он продолжал спать на моих руках. Только несколько часов тому назад Борила хвастался в том, что убивал еврейских детей на руках их родителей. Теперь он был вне себя от ужаса. Вид ребенка был для него невыносимым обвинением. Он думал, что я хотел обвинить его. Но я сказал: “Посмотрите, как спокойно он спит. Вы – тоже заново рожденный ребенок, который может успокоиться на руках своего Отца. Кровь, которую пролил Христос, очистила вас”.

Радость Борила трогала сердце. Он остался у нас ночевать. А когда проснулся на следующее утро, сказал: “Уже давно я не спал так хорошо”. Августин [37] говорит: “Аnima humana naturaliter christiana est” – “Человеческая душа христианка от природы”. Преступления противоречат натуре человека. Они являются результатом общественных обстоятельств или каких-либо иных причин. Какое же это освобождение – сбросить их, как это сделал Борила.

Позднее Борила был вынужден опять пойти на военную службу, но это уже был совсем другой человек. Вот что о нем рассказал его сослуживец; “когда мы снова отправились в Россию, это был уже совершенно другой человек. Мы не могли этого понять. Он больше не пользовался своим оружием. Вместо того чтобы убивать, он пытался спасать. Он вызвался стать добровольцем – для спасения раненых, лежащих под обстрелом… он спас жизнь своему офицеру”.

Источник: http://krotov.info/history/20/1950/wurmbrand.htm

Об авторе Андрей

Пресвитер в церкви "Святой Троицы" г. Химки
Запись опубликована в рубрике Интересные публикации с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *